Сайтъ

въ соціальныхъ сѣтяхъ:

    

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Объ уваженіи. Часть І.

 

 

 

Николай Владиміровичъ Кузнецовъ

г. Санктъ-Петербургъ, Россія, 2021 г.

 

Уваженіе. Одна изъ важнѣйшихъ категорій въ межличностныхъ отношеніяхъ, въ отношеніяхъ между человѣкомъ и сообществами, между человѣкомъ и прошлымъ (называемымъ также благоговѣніемъ въ рѣчахъ Прп. Паисія Святогорца). Оно необходимо, если мы хотимъ успѣшно и раціонально взаимодѣйствовать съ міромъ. Но часто ли мы сталкиваемся съ нимъ?

Большинство людей въ цѣломъ по умолчанію апатичны къ незнакомцамъ. Не желая конфликтовъ, они стремятся поддерживать вѣжливую и уважительную атмосферу вокругъ себя, подсознательно слѣдуя совѣтамъ изъ писемъ Дмитрія Сергѣевича Лихачёва. На это способны даже тѣ представители рода людского, которые въ глубинѣ души своей презираютъ другихъ, но не желаютъ по тѣмъ или инымъ причинамъ, можетъ быть только ради сохраненія внѣшняго приличія, выносить эту свою потаённость на судъ общества.

Но въ цѣломъ, размышляя объ этой категоріи, намъ надобно подвергнуть её разложенію и изучить по частямъ, по частямъ её обмыслить и по частямъ же сдѣлать выводы, предваряя симъ синтезъ, ведущій къ общему заключенію.

Въ первую очередъ стоитъ поговорить объ уваженіи между двумя знакомыми людьми. Это самая встрѣчаемая ситуація въ быту, потому съ ней бы и слѣдовало начать. Въ идеалѣ мы всѣ должны стремиться ко взаимному уваженію. Это стремленіе диктуется намъ какъ Св. Писаніемъ (Старцу не твори пакости, но утѣшай якоже отца: юношы, якоже братію: старицы, якоже матери: юныя, якоже сестры, со всякою чистотою (1 Тим. 5, 1–2)), такъ и словами философовъ. Аристотель призывалъ чтить старшихъ по положенію, а къ равнымъ себѣ относиться съ равенствомъ же (Οὐδὲ γὰρ τὴν αὐτὴν πατρὶ καὶ μητρί, οὐδ' αὖ τὴν τοῦ σοφοῦ ἢ τὴν τοῦ στρατηγοῦ, ἀλλὰ τὴν πατρικήν, ὁμοίως δὲ καὶ μητρικήν. καὶ παντὶ δὲ τῷ πρεσβυτέρῳ τιμὴν καθ' ἡλικίαν, ὑπαναστάσει καὶ κατακλίσει καὶ τοῖς τοιούτοις• πρὸς ἑταίρους δ' αὖ καὶ ἀδελφοὺς παρρησίαν καὶ ἁπάντων κοινότητα) [Ἀριστοτέλης. Ἡθικά Νικομάχεια, 9, 2.]. («Дѣйствительно, отцу [положенъ] не такой же почётъ, какъ матери, и равнымъ образомъ не такой, [что положенъ] мудрецу или военачальнику, но отцу оказываютъ отцовы почести и соотвѣтственно матери, и любому, кто старше, соотвѣтственно его возрасту оказываютъ почётъ, вставая ему навстрѣчу, укладывая его и такъ далѣе; въ отношеніи же товарищей, а равнымъ образомъ и братьевъ, напротивъ, свобода рѣчи и равенство во всёмъ». — Аристотель. Никомахова этика, 9, 2.). И это самое желаемое равенство въ общеніи, устанавливаемое позднѣе и Св. Павломъ, можно считать проявленіемъ уваженія, вѣдь чрезмѣрное возвышеніе надъ равными себѣ, излишній снобизмъ по отношенію къ нимъ или явное панибратство — всё это является проявленіемъ именно-таки неуваженія.

Въ свою очередь, Цицеронъ, поучая своего сына, писалъ ему, что «est igitur adulescentis maiores natu vereri exque iis deligere optimos et probatissimos, quorum consilio atque auctoritate nitatur; ineuntis enim aetatis inscitia senum constituenda et regenda prudentia est» [M. T. Cicero. De Officiis, I, 122] («Итакъ, долгъ юноши— чтить старшихъ годами, а изъ нихъ избирать наилучшихъ и самыхъ уважаемыхъ, дабы опираться на ихъ мудрость и авторитетъ. Ибо неосвѣдомленность ранней молодости нуждается въ дальновидности стариковъ, чтобы на ней основываться и ею руководствоваться». — Маркъ Туллій Цицеронъ. Объ обязанностяхъ, I, 122.), явно ограничивая кругъ требующихъ уваженія стариковъ тѣми, кто доказалъ свою добродѣтель и общественную пользу. Иначе бы не было смысла выбирать таковыхъ людей себѣ въ наставники и учителя. Въ этомъ онъ нѣсколько противорѣчитъ и Св. Павлу, и Аристотелю, ставившихъ возрастъ въ качествѣ главной причины для уваженія старшихъ въ процитированныхъвыше строкахъ.

Idola theatri также толкаютъ насъ къ тому, чтобы по умолчанію прислушиваться ко мнѣнію старшихъ, уважать ихъ a priori, исключительно въ силу ихъ возраста, ихъ опыта, въ силу одной лишь слѣпой вѣры въ то, что люди, покрытые сѣдинами и морщинами (пусть и скрываемыми нѣкоторыми съ нѣвероятнымъ упорствомъ) по опредѣленію выше насъ, чище и достойнѣе. Но такъ ли это? Дѣлаетъ ли возрастъ какъ таковой человѣка достойнымъ уваженія, ежели за всю жизнь свою до состарѣнія новоявленный старецъ такъ и не показалъ, что достоинъ такого къ себѣ отношенія?

Часто говорятъ о томъ, что уваженіе нужно заслужить. И говорятъ это обычно въ адресъ молодого поколѣнія. Молъ, юноши и дѣвы должны доказать, что они вообще достойны уваженія. И въ то же время, старцы лишь въ силу возраста должны быть почитаемы, независимо отъ того, есть ли въ ихъ біографіи хоть что-то достодолжное. Всѣ мы, думается мнѣ, встрѣчали въ своей жизни такихъ старшихъ людей, что всю свою жизнь не только не подавали признаковъ требующихъ уваженія достоинствъ, но и къ старости не утратили столь непримѣчательнаго образа бытія. Слѣдуетъ ли испытывать къ такимъ людямъ уваженіе, если за ихъ душой ничего, кромѣ возраста, больше нѣтъ? Съ другой стороны, такая постановка вопроса ставитъ младшихъ въ ситуацію допустимости неуваженія къ нимъ. Вѣдь всегда можно, прикрываясь этой фразой, заявлять, что человѣкъ до уваженія ещё не доросъ.

Я согласенъ съ мыслью, что уваженіе человѣку надобно заслужить. Эта мысль необычайно вѣрна и мудра. Но она относится къ каждому человѣку, а не къ одной лишь молодёжи, какъ это обычно — и на мой взглядъ ложно — интерпретируютъ. Старцыдолжны показывать примѣръ, они, какъ старшіе и опытнѣйшіе, должны вводить юнцовъ во взрослый міръ. Они должны, если сами ждутъ уваженія къ себѣ, проявлять его и къ другимъ, къ младшимъ. Вѣдь самый ихъ статусъ старшихъ обязываетъ ихъ вести юныхъ. Вѣдь «ineuntis enim aetatis inscitia senum constituenda et regenda prudentia est». И всегда юныхъ наставляли учиться у старшихъ. «Младыи человѣкъ всегда имѣетъ съ благочестными и добродѣтельными людми обходїтся, отъ которыхъ бы онъ добру научїтца могъ» — поучали насъ ещё въ началѣ ХѴІІІ в., добавляя, что «отъ такїхъ, которые легкомысленно и ѕлочестно жївутъ, бѣгать, яко бы отъ яду или лютого мору. Благочестныя люди имѣютъ отъ юныхъ почтены, превознесены, и возлюблены быть. А отъ ѕлоїмянїтыхъ должни юныя остерегатїся, и отъ нїхъ бѣгать» [Юности честное зерцало. §17.] (Цитируется съ сохраненіемъ орѳографіи и пунктуаціи изданія 1717 года. — Прим. автора). Юнымъ нужно избѣгать тѣхъ людей, что лишены добродѣтели, которыхъ нельзя въ силу этого почитать. Значитъ (такой выводъ легко можно сдѣлать и безъ лишней акробатики ума), избѣгать нужно и стариковъ, общество которыхъ не прибавитъ юношѣ соціальныхъ очковъ, которые не смогутъ научить молодыхъ уваженію къ другимъ, поелику сами имъ не обладаютъ.

О такихъ старикахъ писалъ сыну Цицеронъ. Въ продолженіи своего труда онъ говоритъ, что «senibus autem labores corporis minuendi, exercitationes animi etiam augendae videntur, danda vero opera, ut et amicos et iuventutem et maxime rem publicam consilio et prudentia quam plurimum adiuvent. Nihil autem magis cavendum est senectuti quam ne languori se desidiaeque dedat; luxuria vero cum omni aetati turpis, tum senectuti foedissima est. Sin autem etiam libidinum intemperantia accessit, duplex malum est, quod et ipsa senectus dedecus concipit et facit adulescentium impudentiorem intemperantiam» [M. T. Cicero. De Officiis, I, 123] («Что касается стариковъ, то они, по-видимому, должны усилія для своего тѣла ограничивать, а упражненія для ума даже увеличивать; но имъ надо стараться оказывать своей мудростью и дальновидностью возможно бо́льшую помощь друзьямъ и молодёжи, а болѣе всего государству. Но болѣе всего старость должна остерегаться бездѣйствія и праздности; если склонность къ разврату позорна во всякомъ возрастѣ, то въ старости она отвратительна; если же къ ней присоединяется невоздержность въ страстяхъ, то это — зло вдвойнѣ, такъ какъ старость и сама покрываетъ себя безчестіемъ, и дѣлаетъ ещё болѣе безстыдной невоздержность молодыхъ людей». — Маркъ Туллій Цицеронъ. Объ обязанностяхъ, I, 123.). И дѣйствительно: то, что простительно и допускаемо въ юности, въ часы личностнаго ученичества, въ возрастѣ значительномъ уже не можетъ прощаться ни подъ какимъ предлогомъ. Если юнецъ и можетъ вести себя неуважительно въ силу собственныхъ младыхъ лѣтъ, то вотъ со взросленіемъ должно приходить и пониманіе важности уважительнаго образа жизни, важности взаимоуваженія. И на закатѣ дней, кода саваннъ уже готовъ опуститься на главу, это пониманіе должно уже крѣпко сидѣть въ головѣ. Хочешь быть уважаемымъ — научись уважать другихъ (вспомнимъ и указанія Аристотеля изъ третьей книги его Политики). И работаетъ это въ обѣ стороны. Но при этомъ, тѣ, кто старше, въ силу возраста или положенія, должны сами уважать тѣхъ, кто младше. Если даже правила этикета предписываютъ старшимъ первымъ подавать руку младшимъ, зачиная знакомство или бесѣду, то что ужъ говорить о подачѣ жизненнаго примѣра? Не въ сёмъ ли заключены мудрость и опытъ старѣйшихъ? Не въ пѣствованіи ли благихъ чертъ въ обликѣ младшихъ ихъ основная роль въ человѣческомъ сообществѣ, дабы и они, обрѣтя въ скорости положеніе и лѣта, передавали благодѣтели послѣдующимъ поколѣніямъ?

Въ отношеніи между двумя знакомыми людьми уваженіе необходимо. И если равные уже въ силу своего равенства должны стремиться ко взаимоуваженію, то въ отношеніяхъ между неравными именно старшимъ надлежитъ дать стартъ сему. Сможетъ ли добиться уваженія, а равно и авторитета, вышестоящій въ глазахъ подчинённыхъ, если онъ всюду демонстрируетъ къ нимъ же неуваженіе? Вѣдь если и «солдатъ, уходя домой, несётъ съ собой отпечатокъ отъ тѣхъ начальниковъ, которые имъ руководили» [В. М. Кульчицкій. Кодексъ чести русскаго офицера, ѴІ, 10], то и юнецъ несётъ въ себѣ отпечатокъ поведенія старѣйшихъ. Урокъ всѣмъ намъ, учителямъ и наставникамъ: если мы хотимъ заставить себя уважать тѣхъ, кто младше насъ, мы должны первыми протянуть имъ десницу взаимоуваженія и вести ихъ, а не ждать, что они станутъ насъ уважать по приказу. И мы должны поддерживать такое отношеніе и впредь, не скатываясь въ тиранство и требованія апріорнаго почтенія съ ихъ стороны.

Къ тѣмъ же, кто старше, мы можемъ проявлять уваженіе и сами, даже если они по какой-то причинѣ показываютъ себя недостойными его. Кто знаетъ, можетъ симъ мы сможемъ ихъ исправить или устыдить. Но въ любомъ случаѣ, плохого отъ сего быть не можетъ. Какъ и нельзя осуждать тѣхъ, кто моложе, за неуваженіе къ тѣмъ старѣйшимъ, что его такъ и не смогли за годы заслужить. Ведущій себя недостойно не долженъ удивляться тому, что онъ лишёнъ уваженія къ себѣ со стороны другихъ, поелику онъ самъ себя его лишалъ всѣ предшедствующіе годы. Золотое правило морали работаетъ тутъ въ первую очередь.

Но въ то же время хотѣлось бы, что бы всѣ взаимоотношенія между людьми изначально строились на уваженіи, и лишь потомъ, когда кто-то бы доказывалъ, что сего онъ недостоинъ, возникала бы допустимость неуваженія. Пока что же мы видимъ иное: догма о томъ, что уваженіе необходимо заслужить, воспринимаемая традиціонно какъ руководство по отношенію къ младшимъ, закладываетъ основы именно отказа отъ взаимоуваженія. Старшіе, поражённые симъ недугомъ, требуютъ, чтобы младшіе заработали право на уваженіе, но въ то же время не считаютъ себя обязанными уважать другихъ, взращивая лишь презрѣніе къ себѣ. Младшіе же, поражённые въ этомъ правѣ и наученные примѣромъ старшихъ, не столь ужъ возгорятся стремленіемъ идти вопреки урокамъ. Хотите уваженія къ себѣ со стороны собесѣдника — не только ведите себя передъ нимъ достойно, но и уважайте его сами.

Также мы должны и предварительно уважать тѣхъ, кого мы не знаемъ лично, и о которыхъ лично не слыхивали. Кто упрекнётъ насъ въ томъ, что мы хотимъ общаго спокойствія ради уважительно отнестись къ неизвѣстному намъ человѣку? Неужели сторонники догмы о необходимости уваженіе заслужить, будутъ отъ каждаго неизвѣстнаго человѣка требовать списокъ его заслугъ, прежде чѣмъ опредѣлить для себя то, какъ съ симъ человѣкомъ соотноситься? Готовы ли они сами предъявлять такой списокъ разъ за разомъ и бить себя въ грудь, настаивая на томъ, что они достойны?

Не секретъ, что есть люди, которыхъ просто не за что уважать. Но всѣ ли они намъ заранѣе извѣстны? Лишь въ общеніи и въ наблюденіи раскрывается человѣкъ. И, опять же, ежели онъ покажетъ своими дѣлами и словами, что человѣкъ онъ недостойный, то и относиться къ нему надобно соотвѣтственно. Но не ранѣе этого. Передъ тѣмъ, какъ разрѣшить себѣ неуваженіе, мы должны узнать человѣка.

Тутъ мы не говоримъ о людяхъ извѣстныхъ, но незнакомыхъ намъ. Они сами по себѣ, изъ-за открытости ихъ жизни или открытости ихъ образа публикѣ, даютъ возможность судить о себѣ и сдѣлать выводъ о томъ, достоинъ ли этотъ извѣстный человѣкъ уваженія по умолчанію или же нѣтъ. И самый образъ ихъ жизни даётъ намъ возможность принять самостоятельное рѣшеніе безъ личнаго узнаванія.

Но и тутъ намъ слѣдуетъ сдѣлать нѣкоторое отступленіе. Говоря о политической сферѣ мы вынуждены уважать если не самихъ людей (поелику и среди нихъ могутъ быть люди гнилые), но институты, которые они представляютъ. Безъ уваженія къ институтамъ, мы не можемъ говорить о какомъ-либо раціональномъ существованіи въ обществѣ. Мы можемъ быть монархистами, можемъ оспаривать законность и дѣеспособность республиканскаго устройства, но должны уважать институціи республики въ силу того, что уваженіе къ общественнымъ институтамъ въ цѣломъ является одной изъ основъ здороваго правосознанія. Такъ и сторонники республики должны уважать монархическіе институты, если считают себя проводниками гражданскаго общества, а не анархіи. Таковой институтъ, какъ Церковь также долженъ быть уважаемъ, независимо отъ того, какъ мы относимся къ религіи, къ отдѣльнымъ пастырямъ и догматамъ. Мы можемъ сколько угодно выступать противъ любого изъ общественныхъ институтовъ, требовать ихъ роспуска, наказанія за преступленія ихъ отдѣльныхъ представителей, но при этомъ намъ слѣдовало бы къ самимъ институтамъ проявить уваженіе. Люди смѣнятся, и институтъ наполнятъ достойнѣйшіе, но только въ томъ случаѣ, если самый институтъ будетъ почитаемъ. Иначе, въ него такъ и будутъ идти только тѣ люди, которые не обезпокоены общественнымъ мнѣніемъ и которые посчитаютъ себя въ правѣ презирать тѣхъ, кто находится внѣ стѣнъ ихъ кабинета. Разумѣется, и въ такой ситуаціи найдутся тѣ, кто посчитаетъ своимъ долгомъ очистить репутацію, но ихъ будетъ меньшинство. И вѣдь тутъ мы говоримъ не только о такихъ институтахъ, какъ Монархія, Парламентъ, Судъ, Церковь, Армія, но и о такихъ, какъ Школа, Частная собственность, С. М. И., Семья и другихъ.

При этомъ, и тутъ мы видимъ нѣкоторое раздѣленіе: наши политическіе взгляды обязываютъ насъ ко многому. Напримѣръ, монархистъ не можетъ позволить себѣ неуважительно высказываться о представителяхъ правящихъ, владѣтельныхъ и титулованныхъ домовъ, независимо отъ своего личнаго къ нимъ отношенія. Вмѣсто неуважительнаго высказыванія, ему бы слѣдовало проигнорировать событія и лица, противныя ему. Если не можешь, исходя изъ правилъ приличія или личныхъ взглядовъ, выразить ни уваженія, ни неуваженія — промолчи. Такъ будетъ лучше.

Исторію, наше прошлое, также надлежитъ уважать, словно она является общественной институціей. Она сочетаетъ въ себѣ сумму достоинствъ нашего народа, нашихъ родовъ и нашихъ семей, что и вызываетъ въ насъ почтеніе къ ней. Разумѣется, были въ ней чёрныя страницы, но должны ли онѣ заставить насъ отказаться отъ нашего прошлаго цѣликомъ? Какъ мы можемъ говорить объ уваженіи въ семьѣ, объ уваженіи въ обществѣ, если бо́льшая часть всей совмѣстной исторіи нами презирается? И какъ мы можемъ говорить объ уваженіи къ той части нашего прошлаго, что намъ лично нравится, если мы презираемъ всё, что было до этой эпохи? Послѣднее мы наблюдаемъ въ нашемъ обществѣ особенно активно. Цѣлыя политическія партіи строятъ свою идеологію на презрѣніи всего прошлаго, бывшаго до нихъ. Не презираютъ ли они, тѣмъ самымъ, и настоящее? Не презираютъ ли они, тѣмъ самымъ, всё общество цѣликомъ?

Самимъ же намъ въ общеніи съ другими нужно проявлять предварительное уваженіе, не только для поддержанія общественнаго спокойствія, но и для того, чтобы самимъ имѣть право на послѣднее. Каждый изъ насъ сталкивался съ тѣми, кто ни при какихъ обстоятельствахъ не будетъ согласенъ относиться къ другимъ по-человѣчески. И мы можемъ замѣтить, какимъ презрѣніемъ одариваютъ его окружающіе. То же самое работаетъ и въ обратную сторону: человѣкъ благоговѣный, по выраженію Прп. Паисія, притягиваетъ къ себѣ благоговѣніе, поскольку «благодать Божія выдаётъ его», а вотъ «безстыдникъ же внушаетъ отвращеніе и взрослымъ, и дѣтямъ» [Прп. Пасисій Святогорецъ о благоговѣніи]. Да и въ цѣломъ, лишь ведя себя достойно, мы вправѣ разсчитывать на достойное обхожденіе.

Мы ещё не сказали объ уваженіи къ семьѣ. Семья, какъ первѣйшая часть общества, съ которой мы взаимодѣйствемъ, должна воспитывать въ насъ уваженіе, а значитъ, старѣйшіе члены нашей семьи, должны, по уже высказанной нами мысли, показывать сіе собственнымъ примѣромъ. Но, въ то же время, наши родители достойны нашего уваженія изначально. Пожалуй, изъ всѣхъ людей, съ которыми мы взаимодѣйствуемъ, только они подлежать уваженію a priori, а не только изъ общественнаго приличія. Но какъ быть въ ситуаціяхъ, когда наши родители и другіе члены нашей семьи оказываются уваженія недостойными? Вѣдь таковыя ситуаціи быть могутъ. И какъ намъ слѣдуетъ поступать?

Важно помнить, что наша семья является представленіемъ института Семьи, про который мы скажемъ отдѣльно. Негоже выносить на публику проблемы въ семьѣ, если послѣднія не нарушаютъ законы и нормы морали. Вѣдь это является проявленіемъ и неуваженія къ институту Семьи, и общественнаго неприличія, то есть неуваженія къ обществу какъ таковому.

Подводя предварительный итогъ: уваженіе необходимо въ обществѣ. Безъ него мы бы не смогли существовать какъ видъ на протяженіи столь длительнаго времени. Но при этомъ, уваженіе — это категорія именно взаимоотношеній. Оно должно быть между всѣми взаимодѣйствующими въ конкретный моментъ сторонами. И именно тѣ, кто выше насъ, должны быть проводниками сего, а не иначе. Но и мы не должны ждать ихъ, вѣдь лишь узнавъ человѣка, мы можемъ позволить себѣ право на неуваженіе. Но всё это относится въ первую очередь къ отношенію между людьми. Вопросъ объ уваженіи къ Обществу въ цѣломъ, къ его институтамъ, ко всѣму внѣ его, мы разсмотримъ отдѣльно.

 

 

Н. В. Кузнецовъ

24.10.2021 г.

 

Дата публикаціи на сайтѣ: 17.09.2022 г.

 

 

 

 

 

 

 

Нашъ баннеръ:

 

 

Адресъ ​баннера​: http://starorusskiy.domachevo.com/starorusskiy468x60.jpg

 

 

 

 

 

Если Вы хотите добавить Вашъ сайтъ въ нашъ каталогъ,
напишите намъ на электронную почту:

ivan7710@mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Разработка и дизайнъ сайта: © www.starorusskiy.domachevo.com Прокопюкъ Иванъ (2021-2022)